Европейский опыт возрождения городов после войны и его адаптация в Украине

Команда Нерухомі
25.07.2022 14:14

9 мин

Война продолжается. Оккупанты ежедневно отнимают жизни украинцев и разрушают наши города, оставляя после себя руины. Миллионы беженцев и переселенцев, проблемы с экономикой, логистикой, колоссальный дефицит ресурсов… – все это объективная реальность, которую нужно будет учитывать при разработке стратегии возрождения строительной отрасли после Победы. Многие страны мира уже проходили этот путь.

Наша задача – проанализировать его и не повторить ошибки из нашей же истории, когда после 1945 года временные двухэтажные бараки становились домами для поколений. Ведь послевоенное восстановление не должно превратиться в возведение очередных "Черемушек" во всех пострадавших городах, как это было во времена СССР.

Города нужно отстраивать с индивидуальным подходом

Первое, что нужно учесть – индивидуальные особенности каждого населенного пункта: топологические, экономические, транспортную доступность и культурное наследие. Даже в мирное время в той же Одессе памятники архитектуры обрастали балконами из белой вагонки, как пеньки опятами. Стоит ли ожидать, что после войны утилитарность и практичность не возьмут верх над исторической ценностью и эстетикой? Сомневаюсь.

Так что к вопросам контроля и эффективным методам противодействия незаконному строительству придется вернуться. Для управления восстановлением на местном уровне понадобятся эффективные (т.е. с необходимыми полномочиями) структуры именно местного самоуправления. Ведь именно на плечи местных властей ляжет нетривиальная задача – поставить запятую во фразе "снести нельзя отстроить".

За примерами послевоенного восстановления городов далеко ходить не нужно. Вторая Мировая оставила на теле Европы такие шрамы, что некоторые из них видны до сих пор: часть в назидание, часть – из-за тогдашнего раздела территорий между западными союзниками и СССР, где политика бескомпромиссного прагматизма в отношении исторических памятников граничила со слабоумием. Давайте попробуем применить имевшие место подходы к современным украинским реалиям.

Мариуполь – украинский Дрезден

Заключительный период Второй Мировой войны ознаменовался тотальным разрушением всех крупных промышленных центров Германии, т.е. по сути всех более-менее крупных населенных пунктов. Ковровые бомбардировки сравняли с землей по меньшей мере дюжину городов, включая Дрезден, и в той или иной степени разрушили десятки других. Берлин, Мюнхен, Нюрнберг, Потсдам – являясь магнитами для туристов и воплощениями европейской культуры сегодня, 77 лет назад представляли собой лабиринты дымящихся руин и кирпичных насыпей.

Этот опыт вновь актуален для Украины: Мариуполь и Волноваха полностью уничтожены, та же судьба постигла многие города и поселки в Киевской, Черкасской, Сумской и Харьковской областях.

В Дрездене правительство ГДР, действуя по указке из Москвы, поступило просто: весь исторический центр города, разрушенный фугасными и зажигательными бомбами, попросту разобрали по кирпичикам, оставив голое поле с дорогами. Фрагменты исторических зданий, представлявших культурную ценность, правда, пронумеровали и отложили на будущее для реставрации, а все остальное пошло на стройматериал для произведений квадратно-гнездового "искусства" в худших традициях советского монументализма. Хотя стоит отметить, что более свободная и на тот момент функциональная планировка значительно осовременила город.

Скорее всего, Мариуполь (и ряд других городов Донецкой и Луганской областей) ждет та же судьба: быть вычищенными и построенными заново с нуля. Советские панельные многоэтажки должны уступить место современным жилым комплексам с обновленной инфраструктурой, включая бомбоубежища. Очень хороший опыт показывают Хельсинки, где бомбоубежища в мирное время служат местом спортивного досуга.

По возможности надо попытаться сохранить архитектурные памятники. Но все же ядром стратегии восстановления Мариуполя должна стать перспектива его развития как современного индустриального и технологического центра. При этом принципиальное отличие политики градостроения ГДР от украинских условий состоит в том, что немецкие города после Второй Мировой войны подверглись тотальной деиндустриализации. Это делалось для того, чтобы никто в будущем не мог поставить машинные цеха и сталелитейные заводы на службу разжигания войны в Европе. Перед Украиной будет стоять диаметрально противоположная задача: возродить и усилить промышленность в разрушенных городах, дабы поднять обороноспособность, обеспечить рабочие места вернувшимся беженцам и переселенцам, повысить инвестиционную привлекательность регионов.

Мариуполь после захвата террористами Донецка в 2014 году стал альтернативным центром региона, где активно и эффективно осваивались средства госбюджета, грантовых фондов и частных инвесторов. Город строил стратегию развития до 2030 года, на базе которой можно разрабатывать уже новую.

После победы обеспечить развитие города можно путем создания за счет государства т.н. условий "гринфилд" на территории частично или полностью разрушенных промышленных зон. А также, вероятно, объявления в нем свободной экономической зоны, которая в совокупности с портом привлечет внимание инвесторов, интересующихся удобными площадками для организации производства на уровне четвертого промышленного уклада.

Опыт Роттердама – Харькову: стекло и сталь из пыли и пепла

Тактику тотального уничтожения ради деморализации противника Британия и США почерпнули именно у немецких нацистов. В 1940-м году, столкнувшись с неожиданным сопротивлением королевских вооруженных сил Голландии, войска Рейха решили "припугнуть" противника бомбардировкой Роттердама. 100 тонн бомб в считанные часы превратили исторический центр второго по величине города Нидерландов в выжженную пустошь.

Несмотря на то, что возрастом и культурным багажом Роттердам мог поспорить со многими более крупными и древними европейскими городами, после войны местные власти приняли решение не реконструировать десятки кварталов кирпичных домов с остроконечными крышами. Вместо этого центр Роттердама принял весьма современный на то время облик, с претендующей на модерн архитектурой и более просторными улицами. Позднее появилось даже несколько небоскребов, и теперь тут и там уцелевшие "пряничные домики" и строения 19 века соседствуют с современными отелями, бизнес-центрами и жилыми комплексами. Это делает Роттердам наглядным примером хотя и не слишком прагматичной, но на самом деле популярной градостроительной политики, в которой всегда есть место новому, но нет отказа от старого.

Подобный подход мог бы подойти при восстановлении Харькова, городов Киевской, Сумской и Черниговской областей, которые пострадали частично. В долгосрочной перспективе это позволит полностью изменить подход к городскому планированию и постепенно осовременить областные центры Украины, избавив их от морально устаревших, пострадавших в ходе боевых действий и не имеющих существенной исторической ценности зданий. Самое важное для такой парадигмы – не бояться и смотреть шире. Да, небоскреб по соседству с памятником архитектуры не всегда будет уместным. Однако современный торговый или бизнес-центр сам по себе может быть произведением зодчества и не только не разрушить, а дополнить и усилить архитектурный ансамбль.

Возрождение Варшавы

Столица Польши, которая подверглась разрушениям со стороны немецких захватчиков и в начале войны, в ближе к ее концу, когда отступающий Вермахт реализовывал тактику выжженной земли. По итогу Варшава оказалась уничтожена на 85%, из-за чего столицу даже хотели перенести в Краков. Учитывая уникальность местной архитектуры (сохранились здания еще с 13 века), советское руководство все же издало официальный указ о восстановлении города, но на поверку ни средств, ни свободных рук у СССР на подобный проект не хватало.

Тем не менее сейчас "исторический" центр Варшавы, которому всего несколько десятков лет, числится в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО – не как район с древней застройкой, а как образец практически идеально точной реконструкции такового. Причин тому две: эффективный орган "Администрация восстановления столицы" и аффилированный с ней Объединенный фонд восстановления столицы, а также усилия местных жителей, которые самостоятельно реставрировали свои жилища и некоторые не слишком пострадавшие архитектурные памятники.

По счастью, ни Киев, ни Львов, ни другие наиболее древние или обладающие богатым архитектурным наследием, как Одесса, города Украины таким всеуничтожающим обстрелам не подвергаются. Но гарантий, что так и продолжится, дать никто не может. Кроме того, рано или поздно все архитектурные памятники так или иначе придется реставрировать, а значит, опыт польских коллег украинским архитекторам пригодится.

Секретный европейский ингредиент

Несмотря на то, что первоочередной задачей послевоенного восстановления жилых массивов и промышленных зон будет ликвидация гуманитарного кризиса, украинским градостроителям надо будет использовать именно европейский опыт. Ведь в 40-50-е целые кварталы возводились после тычка пальцем в карту в высоких кабинетах партийного руководства.

Весь объем работ придется скрупулезно просчитывать, согласовывать и следить, чтобы подрядчики и частные компании соблюдали нормативы безопасности, которые к тому же должны стать намного строже. Но в этом и заключается "секретный ингредиент" европейского опыта послевоенного восстановления.

Хотя фотографии рухнувшей от центра к краям "брежневки" в Бородянке создают должный настрой среди западных партнеров Украины в плане военной помощи, очевидно, что вероятность таких разрушений нужно свести к минимуму независимо от внешних факторов. На данный момент доподлинно известно о более чем 5 тысячах пострадавших в ходе войны мирных граждан (это данные ООН, где не забывают уточнить, что реальные, но пока не подтвержденные цифры гораздо больше). Значительная часть жертв приходится именно на "прилеты" в дома. А значит они должны стать безопаснее.

Правительство, руководствуясь подобной логикой, будет вынуждено ощутимо поднять требования к застройщикам. Что, в свою очередь, приведет к увеличению возможностей для злоупотреблений. В масштабах восстановления городов и небольших населенных пунктов такие факты слишком легко могут остаться незамеченными. А значит крайне важно обеспечить максимальный контроль за строительством, как на центральном уровне, так и на местном, что возможно исключительно путем расширения полномочий органов архитектурно-строительного контроля на местном уровне.

Что привело к успеху при восстановлении европейских городов?

Причиной все удачных в Европе примеров мы можем назвать следующие ключевые факторы:

  • хорошо скоординированные усилия специально созданных организаций либо комитетов на местах;

  • вклад горожан;

  • крупные инвестиции.

К примеру, послевоенная перестройка хаотично и слишком плотно застроенного Лондона хотя и была запланирована местными инициативными архитекторами, но средства на это аккумулировались из американских и общеевропейских фондов восстановления. То же самое касается и Германии.

Кажется, что с деньгами у Украины проблем возникнуть не должно: мировое сообщество демонстрирует солидарность, не виданную вот уже несколько десятков лет.

Что же касается непосредственно вопросов градостроительства, ситуация должна развиваться по европейскому и передовому мировому опыту с децентрализацией, а не максимальной централизацией и концентрацией всех полномочий в столице.

Напротив, каждый город должен быть восстановлен с учетом его уникальности, начиная от природного рельефа и заканчивая ролью в экономике. А контролировать процесс восстановления должны сами жители – через своих законных представителей и общественное обсуждение ключевых вопросов.

Автор:

Команда Нерухомі

Комментарии

7.5т

Ваш запрос принят

Отдел продаж свяжется с Вами в ближайшее время